Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:19 

Колокола

Я устал от человеческой подлости и глупости (с)
Из петлицы достану звезду
И швырну высоко в небеса.
Прислонюсь жарким лбом к стеклу,
Да закрою на миг глаза.
Надо мною цветет рассвет,
Отводя от ворот беду.
Но в ладони сжимаю крест.
Кровь в виски. Стою тихо. Жду.
Вдалеке где-то проблеск реки
И кружит тополиный пух…
Эх… не пишутся нынче стихи
И уже не поется вслух…
Только птица кружит надо мной
Ее крик, словно хриплый стон.
Апогей моей жизни земной –
Слышу я колокольный звон.
Белый камень и арочный свод,
Запах ладана всюду стоит.
И мне кажется чудо вот-вот
Наш Отец подарить мне решит…
Но свинцом оковало глаза,
Я сползаю по гладкой стене…
Там у входа вьется лоза…
Только нет туда хода мне…
Медный звон – мой последний набат.
Я сижу на сырой земле
И вернуться назад был бы рад,
Чтобы вновь умереть по весне.
Храм стоит на холме у воды
Охраняя память времен.
На иконах морщин борозды,
Да исчезло пара имен.
Медный гул оглашает храм
Вот так с давних веков звонят
На посту своем колокола,
Призывая войти в мертвый сад.

@настроение: Что-то странное....не слишком нравится и самому но на безрыбье...

@темы: полуночный бред

04:29 

Я устал от человеческой подлости и глупости (с)
Когда садиться солнце – начинается моя жизнь. Как ни крути, но я сова. И ничего с этим не поделаешь. И вроде бы вставать завтра рано, а сон так и не идет ко мне. Раньше отец, посмеиваясь, говорил: «Скоро станешь бледным как призрак, - и добавлял, качая головой, – ну нельзя же так, без солнца». Я только отмахивался. Я вижу солнце, вижу свет. Но вечерний. Я успеваю встретить рассвет и пожелать доброго утра закату. Я привык к такой жизни. И она мне безумно нравится. Ночь. Бархатная, размытая, полная запахов и ощущений, которые редко встретишь днем. Ночью мир будто подменяется. Другой. Мой.
Электрический тусклый свет. Сажаю себе глаза. Да, наверно. Холодильник включился так внезапно, что я вздрагиваю. Сидеть, скрючившись, на табуретке в кухне не особенно удобно, но по-другому не получается. Передо мной чистые листы и карандаш. Рука так и тянется к ним. Провести первую линию, строку… да что угодно. Пока не могу. Нет образа. Ни единой мысли. Лишь качаю головой. Было время, когда я буквально за полчаса писал наброски, которые, перечитывая сейчас, изумленно понимаю – не мог я подобного создать.
Закрываю глаза, стараюсь расслабиться. Кажется кофе не пошел мне на пользу. Беру карандаш. Поймал его. Впервые за год с небольшим. И начинаю описание. Я решил создать их. Должно получиться. Жаль что карандаш обычный, но картинки в цветах редко даются мне.
Первый. Говорят сделать первый шаг сложнее всего. Я попробую. Первое слово. Хладнокровный. Из чего же мне смешать тебя? Гранит… да, камень…и внутри хрусталь. Такой хрупкий и прозрачный. Это твое сердце. Такое ранимое и нежное. Ты так похож на меня…но ты другой. Словно я твое отражение в кривом зеркале. Ты будешь лучше. Твердый, жесткий… возможно пугающий… не для меня… я знаю тебя, мне нечего бояться. Я окрашу тебя красным в своих мыслях. Ты будешь прирожденным убийцей. Но… больше одной жертвы я тебе не дам. Никогда…и ты будешь знать это. Мне легче самому убить тебя. Ох, как я отвлекся. Чего же добавить… сумерек… предрассветных, таких странных сумерек. Дарующих надежду, но кончающихся прежде чем исполниться желание. Ты будешь первым лучом. Прекрасным в своей одномоментной жизни. Жизни, хоть и короткой, но если поймать миг бесконечной…
Второй… тебе я тоже дам мужское начало… Тебя нужно создавать от воды. Непостоянной, загадочной и немножко несчастной. Тебе будут нравятся страдания, я знаю. Уж прости мне это, но ты будешь самоедом. Изменчивый, как и твоя природа… ты будешь постоянен в душе, сам не понимая того… я дам тебе искорку. Ту искорку, что будет вести тебя по жизни, в вечном поиске совершенства. А еще добавлю философии и романтики. Ты будешь неисправимым романтиком, дорогой мой. Единственным во всем мире. Бродягой. Возможно я несправедливо обошелся с тобой, но ты же знаешь, что я всегда буду ждать тебя здесь. Хоть и будешь отрицать… как же я мог забыть о духе противоречия??? Без него твой образ останется незаконченным! Ты будешь самим рассветом… наполнять сердца людей вдохновением и духовной красотой…
Третий… вот тут я стопорюсь, не зная с чего начать… взгляд сам падает на поющий ветерок над дверью. О, да! Инь-янь! Я сплету в тебе женственность и беззащитность, с жестокостью и амбициозностью. Возможно ты так и не определишься до конца жизни чего в тебе больше, но смешаю я в равных долях. Ты будешь ярким летним солнцем. Жарким как полуденный зной. Вызывающим улыбку. Твоим сердцем стоит сделать соловьиную песню. Такую прекрасную и дикую. Музыка будет вести тебя по жизни. А сам ты станешь отрадой для многих. Но будет в тебе и мрамор. Такой холодный, красивый… мраморная плита, полная своей странной готической красоты. Печаль вот твоя вторая натура. Ты будешь улыбаться сквозь слезы, а твои окружающие принимать улыбку за чистую монету…
Четвертый и последний… Улыбаюсь создавая тебя. Радуга имя твое. Радуга, после грибного дождя. Ты будешь вечным ребенком. Капризным, любящим играть во взрослую жизнь. Внутри тебя я посажу маленького пугливого зверька. Такого пушистого и наивного. Он будет подсказывать тебе, но со временем ты соврешь себе, что его нет. Звездные лучи отразятся в твоих глазах и поселяться там. Я так захотел. В душе ты будешь часто плакать. Но все твои предшественники постараются облегчить страдания. Ты будешь баловнем судьбы. В душе твоей стоит посадить цветы… полевые ромашки. Такие простые и в то же время манящие. Вплести вьюнки в твои волосы и я смогу отойдя на шаг полюбоваться…
Я встал и потянулся. Позвонки предательски захрустели. Надо сварить еще кофе, до утра еще долго. За окном темень непроглядная и фонари как всегда погасли. Слышится шорох шин – прямо за домом дорога. И не единого светофора. Чайник излишне громко звякнул о решетку газовый плиты. Я несколько долгих мгновений не мигая смотрю на синее пламя конфорки… рядом с чайником стоит турка чуть ли не до половины заполненная сухим кофе. Пронзительный скрип. Я чуть ли не подпрыгиваю и резко оборачиваюсь…нет, всего лишь кот. Беру на руки это пушистую серую массу, зарываюсь носом в мягкую шерсть. Парис как обычно умудряется тяпнуть меня за ладонь. Отпускаю бедного зверя кормиться и смотрю в стену. На полном автопилоте крадусь в зал. Диван разложен. На нем кучкой спите вы… дороги мои… все четверо… Я качаю головой, никак не пойму, как вы умудрились поместиться на нем. Спокойного сна, хорошие мои… скоро рассвет и новый день…
Возвращаюсь на кухню, пустыми глазами смотрю на девственно чистый лист бумаги… Вы есть… мне не зачем создавать вас… Спасибо вам, за то что вы существуете…

@темы: полуночный бред

17:43 

Я устал от человеческой подлости и глупости (с)
Посвящение..не озвучу кому, тут и так все слишком прозрачно...

Взгляд пустой и тяжелый, как черная бездна.
Ногти в ярости портят рубашки шелк
Хочется выть и стонать. Умолять тебя слезно:
« стой! Останься! Вернись!»… но мой Ветер ушел.
Кто бы видел, как слаб я, что все-таки сломлен,
Что впервые ступил я за грань и полег
В том неравном бою, что слепые любовью,
А безумные адом зовут. Я не смог…
Я не смог устоять – велико искушенье.
Как всегда заметался в жестокой игре.
Я не смог удержать тебя, Ветер. Прощенье…
Для тебя… для меня…в небесах…на земле…
Ты прости меня, Ветер, но теперь уже поздно.
Я ищу тебя. Да, я иду за тобой!
Чтобы тихо шепнуть тебе: «я же серьезно…
Ты ведь хочешь остаться… до смерти…со мной…»

@темы: полуночный бред

17:42 

Я устал от человеческой подлости и глупости (с)
Город едва мог вздохнуть. Иссушающий зной, и вдруг резкий порыв пронзительного осеннего ветра, пробежавшего своей дорогой, задержавшегося на денек и испарившегося после. Будто и не было его. Все в этот день казалось мне каким-то особенно забавным.
Я как обычно держал чашу, стоя в воде. Как раз в этот момент с городом случился ветер. Холодный, колючий. Люди, так уставшие за последний месяц от жары, сначала восприняли безрадостные порывы с улыбками облегчения. Уже потом, когда бурный ветер все не стихал, а напротив привел с собой хмурые бездождевые тучи, они кляли, на чем свет стоит эту резкую перемену погоды, рассеяно кутаясь в осенние плащи.
Мне было все равно. С этим ветром наконец появился Он. Мой хороший. Он прекрасно знал что я умираю вместе с городом. Прилетел проститься. Мы ведь знаем что будет. Бедные люди.
Прохлада не задержалась надолго. Вернулась настоящая июльская погода. Снова появилась духота. Казалось будто мрамор, гипс и асфальт у нашего фонтана сейчас потекут вместе с влагой, горячей и бесполезной. Людей давно перестали спасать кондиционеры и вентиляторы. Напротив, делали еще хуже, заставляя верить в иллюзию прохлады. Тем тяжелее стало выходить на улицу. У некоторых проносится мысль – вот она, гиена огненная. Я слышу их разговоры, их мысли. Но все же есть и понимающие, что стоны и сетования остальных – всего лишь бред больного в лихорадке. Они тоже жили там, в городе. Они помнят то, что им говорили. Пусть спят, утешаясь другие. Все еще впереди. Но мы молчим. Все мы.
Чаще всего к фонтану приходит девушка. Мы с Ним бесконечно рады ей. Она садится рядом, легким, плавным взмахом руки приглашая Его и голубей полакомиться хлебом. Если темно и вокруг ни души, она иногда идет через воду ко мне и изучает своими нежными пальчиками мое лицо. Потом она садится на парапет и долго смотрит куда-то вдаль. Я знаю, в такие моменты ее душа отдыхает. В голове крутятся мысли о чем-то неизменном, о полете, о ветре. Она иногда шепотом делилась ими с нами.
Сегодня она была сама не своя. Шла медленно. Серые глаза были до краев полны болью и тоской. Она думала о смерти. А я думал о дожде.
Везет тому, кто сейчас видит дождь. Можно сесть на подоконник, и рассеяно наблюдать, как капли скатываются куда-то вниз. Иногда капли на стекле напоминают мне звезды. И когда одна из них, срываясь под собственной тяжестью, падает, захватывая с собой товарок…это порой лучше, чем самый прекрасный из звездопадов… В дождь в воздухе витает речная свежесть и запах влажных трав. Хочется вырваться из дома и бежать. Босиком. Вон из города. На встречу грозе, отдавая свое тело во власть слез неба и неистового ветра, готового вмиг унести твою душу с собой…
Это не мои мысли… ее. Но я не смог забыть их, и повторяю про себя раз за разом. Сегодня она ушла рано. И долго не возвращалась. Я знаю что с ней. Скоро присоединюсь. Там. И тогда найду ее - отвечу на все ее мысли и вопросы, как уже давно хочу сделать.
Мой друг теперь все чаще грустит. Он все понимает. Не даром его зовут мудрейшей из птиц и вестником Смерти. Ему жаль людей, которые все копошатся в песке, не желая осознавать, что тот зыбуч и дна его не увидишь. Я почти счастлив – скоро освобожусь. Но мне печально за Него. Он ведь у меня хороший.
Вот и она вернулась. И больше не уходит. Мысли, глаза… все прежнее, вот только голубей она больше не кормит. Он подлетел к ней и поймал свое отражение в ее узких зрачках. Она мурлыкнула ему как старому другу. Они устроились на парапете и молчат, глядя вдаль. А я понимаю – мне недолго стоять здесь. Всего лишь девять ее жизней и одну длинную Его. Но пока ворон и кошка будут вечерами смотреть вдаль с парапета, греть по ночам мои мраморные руки – я буду жить. Жить в умирающем городе.
К нам снова пришла духота…

@темы: древнее

Cube

главная